Он был демократом...

Свою научно-педагогическую работу Юрий Борисович Серебренник начинал в 50-е годы на кафедре ТСМ УПИ ассистентом. Там он вырос, защитил кандидатскую диссертацию. Он был ведущим лектором по курсу "основы взаимозаменяемости" и вел научную работу в области чистовой абразивной обработки деталей машин.

У студентов, изучавших курс ОВЗ, Юрий Борисович оставил самые лучшие и глубокие воспоминания. Мы с большим интересом слушали его лекции. Запомнилось, как точно по звонку в аудиторию быстро входил энергичный, высокий и красивый человек, подтянутый и изящно одетый. Под его острым и ироничным взглядом аудитория затихала. После приветствия и непременной шутки на студенческую или производственную тему начиналась лекция. Ясно и четко излагается материал, на доске появляются четкие рисунки и схемы. Изложение идет неспешно, можно успеть без напряжения все записать в конспект. Заметив утомление, Юрий Борисович снова прибегает к шуткам, примерам из своей жизни и работы на заводе, армейской службы. Он очень большое значение придавал студенческому конспекту, требовал аккуратности в его оформлении, утверждая, что это - один из вариантов технической документации. В производственной работе эти конспекты сослужили нам отличную службу, став нашими техническими пособиями. Знания он давал обширные и глубокие. Экзамены Юрий Борисович проводил быстро, не утомляя студентов, оценки выставлял справедливо и, как правило, высокие. Если экзамен по ОВЗ был в сессию первым, он для многих студентов становился установкой на все последующие.

На кафедре Юрия Борисовича все любили. Он был интересным, интеллигентным, всесторонне образованным, очень доброжелательным человеком, вместе с тем простым и доступным. Часто он играл в шахматы в лаборатории, в том числе со студентами. Встречали его и на студенческих вечерах, где он искусно танцевал с молодежью.

Он был умным руководителем авторитарного стиля, при всей демократичности в общении с сотрудниками и студентами. Он не считал для себя зазорным советоваться с лаборантами и в то же время мог взять на себя принятие решений даже по незначительным вопросам, не перекладывая это на исполнителей. Он был совершенно нетерпим к нарушениям этики и дисциплины преподавателями кафедры. Такие случаи становились достоянием гласности, виновные наказывались вплоть до увольнения с работы.

Юрий Борисович смело брал на себя подготовку новых курсов, считая, что это способствует повышению качества подготовки специалистов. Он поддерживал тесные связи с производством, часто бывал на заводах. Он чутко улавливал новые направления в развитии техники и умело нацеливал своих учеников на изучение этих направлений. По его инициативе строилась тематика стажировок на заводах для многих преподавателей.

Наша кафедра ведет очень разнородные дисциплины, требующие особой квалификации для каждой из них. С этим связаны сложности управления и особенности в организации методической работы. Только широта профессиональных взглядов и немалая эрудиция позволяла Юрию Борисовичу редактировать методические разработки самых разных курсов. И редактирование было не формальным, а деловым, действенным. Такую работу в последующем уже никто не мог взять на себя. Эта работа шла всегда активно, обсуждались принципиальные вопросы, терминологические тонкости, детали изложения. При этом Юрий Борисович держался всегда принципиально профессиональных позиций, проявляя себя как глубокий знаток элементов обучения и квалифицированный методист.

Огромное внимание уделял Юрий Борисович подготовке научно-педагогических кадров. Под его руководством подготовлено более 30 кандидатов наук, доцентов.

Его напряженная научная работа отражена более чем в 200 печатных трудах, изобретениях, конспектах лекций. Он был инициатором создания одного из первых ученых советов в институте по защите кандидатских диссертаций, одним из первых открыл под своим руководством аспирантуру.

Юрий Борисович проявлял живой интерес к собеседнику, умел видеть коллегу в каждом студенте. Он умел аргументировать свои утверждения, но уважал и чужое мнение, умел признавать свои ошибки, с ним было легко и интересно разговаривать. Он был демократом. Он мог оставить на лето свою квартиру аспиранту, которому негде было заниматься.

Прекрасное знание иностранных языков позволяло Юрию Борисовичу неоднократно бывать за границей на научных конференциях, где он достойно представлял наш институт.

Он был одним из тех, чьими трудами создавался наш институт.